Помпа для аквариума Hydor Seltz L 20   Шампунь для щенков Mr.Bruno «Нежный бархат»   Трава для животных Happy Plant hp-43 

цам очень понравился картофель. Мало кто знал тогда в Европе, какую пользу может принести людям этот скром­ный выходец из страны инков.
Имеются сведения будто испанцы сначала пробовали есть картофель в сыром виде. Разумеется, он не пришелся им по вкусу. Лишь спустя некоторое время европейцы узнали вкус вареного и печеного картофеля.
Из Испании картофель, очевидно, попал в Италию. Здесь за некоторое сходство с трюфелями его назвали «тарту-фолью».
В Англию картофель был завезен в конце XVI века адми­ралом Вальтером Релеем. Сохранилась даже песенка об этом:
В Югале веселом Он Релеем был посажен, И из Менстера картофель По сегодня внаменит и славен.
Но не так уж славили в то время картофель. Многие призна­вали его только как корм для свиней. Когда прусский ко­роль Фридрих II издал указ о разведении картофеля в Гер­мании, драгуны насильно заставляли крестьян сажать его. Время шло, и постепенно новая культура сама завоевывала себе признание. Сначала картофель больше всего разводи­ли как лекарственное растение. Имеется, например, свиде­тельство о том, что в конце XVI века в польском городе Вроцлаве почти каждый аптекарь разводил картофель. Спустя некоторое время стали даже оспаривать честь его разведения. Венгерский барон Аппель Капосканий дока­зал, что он первый ввел картофель в Венгрии, и за это он получил право изобразить на своем фамильном гербе... картофельные клубни.
Весьма любопытна история картофеля во Франции, куда он попал во время царствования Людовика XVI. Францу­зы дали картофелю свое название — «пом де тэрр», что по-русски значит «земляное яблоко». Это название в русском переводе перешло в Россию и надолго сохранилось в рус­ском языке.
Во Франции эти «яблоки» были сначала встречены весьма недружелюбно. Даже знаменитая «Большая энциклопе­дия», которую издали в 1765 году виднейшие ученые Фран­ции, и та писала, что картофель — это грубая пища, годная только для нетребовательных желудков. Однако нашелся во Франции человек, который по заслугам оценил карто-