Подсветка для аквариума H2Show I13100   Миска для кролика Beeztees. Рисунок: кролики   Намордник ЗООНИК №1 

сланы семена и клубни во все губернии и даже в самые отдаленные местности России.
Находились и невежественные люди, особенно среди части духовенства и старообрядцев, которые всячески настраива­ли народ против новой культуры. Некоторые попы называ­ли картофель «чертовым яблоком», «проклятым зельем», рассказывали о нем всяческие нелепости и небылицы. В ответ приверженцы картофеля сочиняли и распростра­няли стихи, агитирующие за картофель. Вот один из них:
Картошки вкусны, сытны, сладки, И лишь те люди гадки, Которые мнят,
Что богом картофель проклят.
Надо сказать, что и без этих наивных стишков русские крестьяне оценили достоинство и пользу картофеля и с охотой его разводили.
Но что же можно сказать в таком случае о «картофельных бунтах»? Какова истинная причина их? В сороковых годах прошлого века по губерниям Центральной России, Ура­ла и Севера прошли народные волнения, получившие на­звание «картофельных». Они были вызваны реформой цар­ского министра Киселева, которая обязывала крестьян некоторых губерний сажать картофель. В старых истори­ческих материалах говорится будто крестьяне не пожелали выполнять это предписание. Но, разумеется, дело было со­всем не в картофеле. «Картофельные бунты» явились ре­зультатом общего недовольства крестьян усилившимся гнетом помещиков и крепостников. Тем более, что за пол­века до «картофельных бунтов» в «Хозяйственном описа­нии Пермской губернии» о картофеле было сказано следу­ющее: «Крестьяне употребляют оный печеной, вареной, в кашах, и делают также из него с помощью муки свои пироги и шаньги (лепешки с маслом, ватрушки. — Прим. авт.), а в городах сдобривают им супы, готовят жарки и делают из него муку для приготовления киселей». В советское время «картофельные бунты» сделались объ­ектом специального исследования. Профессор С. В. Тока­рев отметил неправильность названия «картофельные бунты».
По-видимому, первоисточником ложного названия этих волнений были документы полицейских органов тех вре­мен. Стремясь скрыть социальные корни «картофельных